October 2nd, 2016

электричество

Проект "Хорошая жизнь" - 717-719. Арчи и смерть

IMG_20160813_214450Два дня прошли без особых событий, разве что Люда Орел ванную отмыла до блеска в рамках осенней уборки.
И пишет что-то объемное, но пока никому не показывает.

Внезапно наступило тепло.
Вчера мы ходили в клинику смотреть цены на невеселые услуги и грелись потом на солнышке на скамейке.
А сегодня мы усыпили Арчика, старшего такса.

Арчибальд, Арчи, Арчик, Арчуша, Арчечка-собарчечка и Арченька-собарченька.
Мужественный и стойкий пес.
Чёрный. С лёгкой проседью.

Сегодня он был довольно бодрый и чувствовал себя, кажется, неплохо.
Обрадовался нам (он не всегда нас замечает/узнает в последнее время), попрощался с Патиссоном и сам дошёл до клиники вместе с любимым хозяином.
Погода была тёплая и солнечная, вся в золотых листьях.

Он начал спотыкаться только в самом конце, на лестнице.
От усталости, я думаю.
И из-за того, что он не видит, куда идет.

Врач попыталась сказать, что собака в блестящем состоянии, но мы хорошо знаем, какое у него состояние.
Она очень не хотела усыплять его сама, поэтому сделала ещё попытку отправить нас на горстанцию, а потом просто свалила всю работу на ассистента.
Мы постараемся больше к ней на прием не попадать.
Мне было несложно ее убедить, но противно.

Ильин плакал и обнимал Арчи.
После наркоза Арчи сразу перестал дышать.
Нам кажется, что это из-за того, что жить ему было уже очень трудно.

Он умер тихо и спокойно.
Уснул и больше не шевелился.
Я надеюсь, дальше у него все будет хорошо.

Похорон не будет - мы оставили его в клинике для кремации.
Так решил Ильин.

Мы вернулись домой - на улице как раз во время его смерти пошел дождь - и пили ром с колой.
Почти не разговаривали о нем, вспоминали других домашних животных.
Нам одиноко и грустно без него.
Потом Ильин купил корма для Патрика и пошёл домой.

Я очень рад, что Арчи больше не мучается и не плачет.
Я помню его молодым - лет десять назад мы с ним уже виделись.
Тогда он на игре перекапывал лагерь огромными ямами, только земля во все стороны летела.
Теперь я знаю его еще и очень старым.
Ему было четырнадцать лет.

На фото - Арчи в кресле. У нас здесь, летом.