January 9th, 2017

электричество

Проект "Хорошая жизнь" - 817 и 818. Поиски адвоката-переговорщика (продолжение)

Сразу скажу, что наши долги перед банками и перед людьми - это для нас совершенно разные вещи.
О людях мы помним и возвращаем все при первой же возможности, хоть и медленно, а про банки знаем, что они уже получили от нас процентами бешеные суммы, перекрывающие исходные долги.
Я к тому, что если вы давали нам денег в долг, то мы про вас очень хорошо помним и делаем все возможное, чтобы поскорее вернуть!

Люда Орел уже писала у себя, как нам удалось въехать в такую историю.
Я счастлив, что процесс диагностирования БАР у нее не занял еще больше времени!
А так - четыре года депрессий и других малоприятных состояний у нее и мое постепенное истощение плюс яростные попытки все-таки двигаться вперед вопреки обстоятельствам, потому что отступать-то некуда.

Про банки мы в последние дни много думали и разговаривали с разными специалистами, и вариант банкротства нам обоим не нравится, на самом-то деле.
Дико долго, дорого, ненадежно и нечестно.
Лично я очень хочу адвоката-посредника и понемногу выплачивать.
Ищем вот адвоката.
(Люда Орел говорит, что корректнее говорить "юриста", но для меня "адвокат" - это что-то про представительство и защиту прав, так что я как-то не переучиваюсь.)

Я мечтаю нанять адвоката, который был бы посредником между нами и банками/коллекторами/судебными приставами.
Выяснял бы, что там и как, и договаривался бы о постепенном погашении.
Платить по долгам мы можем очень понемногу, но это хотя бы честно.
Честно - это очень важно.
В общем, я мечтаю о переговорщике.

Посредник-переговорщик нужен очень, потому что никакой возможности заниматься этим самим у нас нет.
И состояние здоровья не позволяет, и работать очень нужно, не отвлекаясь.
А сидеть и ничего не делать мне тоже не хочется.

У меня состояние с момента получения 1 января решения суда по одному из долгов декомпенсировано, и врач говорит, что он это лекарствами выравнивать не берётся, а нужно что-то делать с ситуацией.
Вот мы ищем возможности делать.
Потому что нам работать нужно.

Беда в том, что болезни у нас недокументированные - нас лечит частный врач, и он уже сказал, что дать бумажку не сможет.
Я спрашивал.
Опираться придётся только на то, что мы бомжи без официального дохода, так что могли бы вообще исчезнуть с горизонта, НО готовы что-то платить.

Я понимаю, что нашим неплатежам уже полтора года, и переговоры вряд ли будут легкими, но у меня есть надежда, что это все равно можно как-то уладить.
Долги, конечно, очень выросли за это время.
Там, где я вижу, - раза в четыре.

Про остальные я пока ничего не знаю - я вообще знаю только про тех, кто мою семью дергает по бывшему месту прописки.
Сейчас Люда Орел выясняет, что нам на эл. почту накапало, - может, ещё что-то узнаем.
Вообще лично у меня есть три крупных кредита, частично погашенных, один долг перед МФО, недавно переданный коллекторам, и штук семь кредитных карт.

Продолжаем поиски и сбор информации.
Если вы можете кого-то нам порекомендовать, мы будем очень рады!
Мне бы очень хотелось, чтобы эта история уже начала заканчиваться.

На фото - сейф из ВК.