Трикстер (lesley_f) wrote,
Трикстер
lesley_f

Categories:

"Старые песни о главном" — ​​4

А вот моя статья от октября 2010 года. Ровно 11 лет назад, с ума сойти!
Тогда про гендерную идентичность очень мало кто говорил, а я говорил уже много лет как, с 2003. Терял на этом друзей, бесконечно что-то кому-то объяснял, боролся за возможность просто быть собой.
Прокладывал ту дорогу, которая сейчас уже довольно широка.
"Быть собой и жить свою жизнь" — это вообще очень моя тема. Я на нее и работаю много, ко мне с ней часто приходят.

***
Жизнь в нестандарте: гендерная самоидентификация и нарративный подход

Однажды меня спросили: «Чем для тебя как для человека с необычной гендерной самоидентификацией оказывается полезен нарративный подход? Что в нем полезно и какие возможности он открывает?», — и я задумался…
Начнем с простого: я андрогин. (Да, я в этом уверен. Нет, спасибо, я не хочу ничего менять.) Чего проще, казалось бы? Все в одном, живи и радуйся!

Так ведь нет. Чтобы быть признанным в этом качестве, надо вставать на такие уши, что иногда кажется, что проще было бы быть еще и гермафродитом до кучи. Для соответствия внешнего внутреннему.

Как можно объяснить окружающим, что я не «просто выпендриваюсь»? Какими словами донести, почему мне это важно и насколько важно? С кем об этом разговаривать, когда эта тема находится в области подразумеваний и там внутри, в этой невидимой и молчаливой области, у большинства все квадратно-гнездовое: «Ты уж определись, кто ты!» Я знаю, кто я, я говорю об этом, и тогда мне начинают вербально лезть под одежду, выясняя, есть ли у меня «права» воспринимать себя так, как я себя воспринимаю.

У многих людей есть очень простые и четкие представления: два биологических пола, два жестко сцепленных с ними гендера (это слово очень не все знают), две социальные роли (которые многие путают с гендером), содержание которых тоже часто «прибито гвоздями к полу» и является «единственно возможным», два грамматических рода (а если пользоваться средним, то уже вовсе как бы не человек, а вещество). И эти простые и четкие представления, принятые в обществе, режут меня пополам. Мне больно, но если об этом не говорить, то этого никто не замечает, а если говорить, то поневоле станешь большим специалистом в области гендерной психологии, потому что слов-то нет в обыденной речи, чтобы объясниться.

И даже «настоящие» трансгендеры нас, андрогинов и бигендеров, очень не любят обычно. Потому что «им хуже и тяжелее» и «им бы наши проблемы!», которые они часто воспринимают как надуманные. Я довольно быстро перестал читать форумы и сайты по этой теме — слишком много злобы выливается там на таких, как я. Там тоже частенько просят доказать, что мы «не просто мужчины и женщины с придурями».

Да вот я даже сейчас пишу этот текст, а Ворд подчеркивает мне красным все слова, относящиеся к этой теме — такой простой внутри меня и такой сложной в общении с другими людьми!

Я не такой, как все. — Эта формулировка встает на каждом углу, о который я бьюсь. Но эти самые «все» — они же очень разные! Да, но они «не выпендриваются». Они выбирают, если повезет, что-то одно из предложенного. Кем предложенного? Почему именно эти варианты? Что испортилось на Земле, если исходно, традиционно, сложилось так, как сложилось? Наверное, изначально это всех устраивало? Что тогда со мной? — Много вопросов, мало ответов. Стена молчания и много сильных чувств вокруг этих тем — о них не принято говорить. Почему?

Идут годы. «Докажи, докажи, докажи!»

А потом я встретился с нарративным подходом. Чем и почему он мне полезен и какие возможности открывает? — Да огромные!

«Здесь примут всех и всякого, а значит и тебя!» (с) Джем

Здесь можно быть собой — таким, как есть. И подумать, наконец, о том, а какой я, собственно, есть? Нарративный подход собирает в себе и вокруг себя тех, кому не «очевидно». Тех, кого интересует не уложить собеседника в простые рамки в своей голове, а услышать его историю такой, какая она есть. Здесь очень много уважения.

«Я не один такой, нас таких несколько».
Одна из первых идей, которые я услышал в рамках нарративного подхода, была про миграцию идентичности. А одна из первых историй — про доктора Бенестад. Это было как живая вода. Здесь уже есть слова, чтобы говорить о «неочевидном», и есть принятие по умолчанию. А еще есть идея, что проблема не внутри человека, а на его стыке с сообществом. Проблема совместимости истории человека с системами представлений разных дискурсов. Очень освобождающая идея.

Предвижу вопрос: в истории про доктора Бенестад для меня особенно ценным было то, что из такой позиции, как у него/нее, можно сделать так много хорошего, причем… стильно. Меня это привело к ревизии своих особенностей в свете их рассмотрения как сильных сторон, которые можно использовать, — и как именно. Я и до этого многие из них знал, но был уверен, что этого «снаружи не видно», а выяснилось, что есть сообщество, в котором видно.

Для меня важно, что в нарративном подходе не принято ничего замалчивать, здесь принято разговаривать о том, что кажется значимым, и задавать вопросы, если что-то непонятно, — причем вопросы, ориентированные не на то, чтобы уложить жизнь собеседника в свою систему координат, а на то, чтобы понять, как это устроено у него. «Празднование различий», представление о том, что нет никакой объективной истины, а тогда любое знание и опыт одного человека не менее ценны, чем другого или других, сколько бы их ни было. В нарративном подходе не принята экспертная позиция, а значит, никто не берется судить о том, «правильный» я или нет. И рассказывая свои истории в ответ на дружелюбные заинтересованные вопросы, я понимаю очень многое из того, что во мне есть. Просто раньше до этого дело не доходило — чтобы начать разговаривать, надо было сообщить о себе «базовые данные», а на этом-то месте и возникал конфликт с системой представлений собеседника. Знаете, сколько лекций о гендерной идентичности мне пришлось прочесть между делом, просто чтобы уже как-то закончить этот этап разговора без потерь для себя? А общаясь с теми, кто разделяет ценности нарративного подхода, можно уйти в общении гораздо дальше.

Для меня нарративный подход — это огромная платформа, на которой можно. Подумал и поставил точку в этом месте. Очень многие дискурсы определяют понятия через «нельзя». Считается, наверное, что все остальное можно, но этого «остального» зачастую остается не так много. А в нарративном подходе очень много исследования и познания и нет того, кто говорил бы это «нельзя» снаружи. Тогда я чувствую гораздо больше внимания и бережности к своим границам изнутри. Больше ответственности за себя.

Еще про принятие: выяснилось, что если не надо все время за себя воевать, то есть большой стимул развиваться и расширять свою внутреннюю и социальную территорию. Во-первых, сил на это остается больше. Во-вторых, защищать проще маленький загончик, а жить все-таки лучше на просторе. В-третьих, чтобы разговаривать с теми, кто не спорит со мной все время на предсказуемую тему, нужны и важны разные другие темы.

И когда я работаю в рамках нарративной практики, я чувствую себя гораздо лучше, чем в рамках экспертных подходов. Она не взваливает на меня имплицитную ответственность знать за клиента, что с ним происходит и как ему лучше. Я и раньше никогда не мог быть уверен, что угадываю точно, но должен был (это такое громкое умолчание, что аж в ушах звенит; впрочем, иногда и прямым текстом высказывается). Очень много облегчения в том, чтобы не нести ответственность за то в жизни другого человека, что я на самом деле не могу контролировать.

И тогда остается больше сил и внимания на дружелюбие, на расспросы, на узнавание людей и их историй — мир становится больше, ярче, богаче, многообразнее.

И да, нарративное сообщество в целом — как совокупность отдельных сообществ и личностей, разделяющих общие ценности, — это огромное количество приятных, радостных жизни, интересных людей. Я знал и верил, что они где-то водятся, — и вот нашел. Раньше находил по крупицам, а тут целая жила.

Перечитал — какое-то все получилось «просто про жизнь», почти не про гендер. Но и та зажатость, которой характеризуется жизнь гендерно-необычного человека, по-моему, не вполне естественна. Если меня на эту тему не трогать, я не так много думаю про эти вопросы. Почти совсем не думаю, точнее. «Душа не имеет пола», я просто андрогин, я вовсе не хочу «поговорить об этом». Просто обращайтесь ко мне в мужском роде, пожалуйста, — просто потому, что я об этом прошу!

АВТОР: Трикстер
9 октября 2010

https://narrlibrus.wordpress.com/2010/10/09/trx/


Tags: Говорит и показывает, вести с полей, заметка, колеса от телеги, наблюдение, намерение, нарративное агентство, психотерапия, размышление, теория, факт обо мне
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment